Интервью с творческой группой «ПБ». Часть первая

5 октября 2016 г.

Интервью с творческой группой «ПБ». Часть первая
Начинаем публиковать большое интервью с участниками объединения «ПБ», ответственного за проведение фестиваля «Инди-Комики 2016» и организацию целого ряда заметных комедийных проектов.

Сразу после завершения Московского международного стендап-фестиваля «Инди-Комики 2016» мы договорились с Никитой Трякиным, который отвечал за взаимодействие со СМИ, насчет интервью. У нас накопилось много вопросов к Кириллу Сиэтлову и его команде, как по прошедшему фестивалю, так и по поводу других проектов - единственного в России независимого вечернего шоу и, пожалуй, самого известного московского открытого микрофона (мероприятие, где комики - опытные и совсем новички - еженедельно тестируют свои шутки на публике).

Никита настоял на том, чтобы разговор состоялся со всеми участниками объединения «ПБ», творческой группой, которую собрал Сиэтлов. Именно под этим брендом создаются проекты «Вечернее шоу Кирилла Сиэтлова», «Большой открытый микрофон» и планируемый ежегодно фестиваль «Инди-Комики».

Агент GoStandUp.ru Юрий Капралов встретился с участниками «ПБ» на их территории — в клубе «Алиби». Каждый вторник здесь проводится «Большой открытый микрофон», на котором может выступить любой желающий. Для московского (да и российского) стендап-сообщества это особенное место. Только здесь на протяжении нескольких лет каждую неделю проходит стендап в формате открытого микрофона с устоявшимися правилами участия.

Участники интервью:


КИРИЛЛ СИЭТЛОВ
Продюсер.

ДИМА ГОРКИН
Продюсер.

НИКИТА ТРЯКИН
Продюсер.

ПОЛИНА ПУХЛИКОВА
Ассистент.

Устроившись за столом, в комнате, которая соседствует со сценой, мы начали разговор, растянувшийся на 2,5 часа. В первой его части мы познакомились с участниками «ПБ», поговорили об их ролях и том, как устроен еженедельный открытый микрофон в московском клубе «Алиби».

Что такое «ПБ»


— Привет, ребята. Расскажите про ваше объединение. Кто в него входит и кто за что отвечает?

Кирилл: «ПБ» - это творческое объединение из четырех человек: Кирилл Сиэтлов, Никита Трякин, Дима Горкин и Полина Пухликова. Есть я, мне приятно думать, что я занимаюсь креативными вопросами. Стараюсь брать на себя основной арт-дирекшн — идеи проектов, цели. А еще — связи со стендап-сообществом. Так сложилось, что я давно этим занимаюсь, многих знаю, многие меня знают.

Дима: Я в «ПБ» начал заниматься звуком, видео, светом. Эта задача лежит на мне во всех проектах.

Кирилл: Дима подключился к нам как технический директор. Я заменим, а Дима — нет, он олицетворяет звукозаписывающую студию. У нас несколько операторов, которые спорят, кто из них главный, но над ними точно главный — Дима. Звук, свет — вещи, которые раньше надо было собирать по крупицам. А сейчас просто Дима берет и закрывает их собой.

Во всех наших проектах есть комедийная специфика. Что касается работы Димы – это не просто умение делать качественную съемку и звук. Дело в том, что если ты приглашаешь профессиональных дяденек, которые занимаются звуком, операторской работой или чем угодно, но они вне нашей комедийной специфики —то получаются «Деньги. Секс. Радикулит» или «Центральный микрофон», к сожалению. Это вещи, сделанные технически вроде правильно, но «мертвые». Мы тоже хотим делать классно, при этом каждый из нас понимает как это должно выглядеть.

Никита Трякин — не третий, первый по счету. Я бы назвал Никиту исполнительным продюсером, но он берет на себя и часть креативных задач. Он договаривается с гостями, которые приходят на «Вечернее шоу», что и определяет его контент. Он занимается целиком продвижением, связями, общением с прессой, организационными моментами — вся работа со съемочной группой, со спонсорами и рекламодателями. К примеру, взаимодействием с «Горбушкиным двором», где проводился фестиваль, целиком занимался Никита. И Полина еще.

В титрах к проектам мы трое упоминаемся как продюсеры. У меня, Димы и Никиты большой вклад, который, как мне кажется, примерно сопоставим. Полина там значится как ассистент, потому что ее вклад чуть-чуть меньше. Она очень помогает, присутствует везде и закрывает вещи до которых мы уже не в состоянии дойти. Это становится видно на большом масштабе. Ее вклад может быть не очевиден на «Большом открытом микрофоне» или «Вечернем шоу» даже иногда, но на фестивале она целиком отвечала за работу волонтеров, функционирование зала, взаимодействие с участниками фестиваля.

Дима: Полина у нас занимается SMM.

Полина: В «ПБ» я занимаюсь всякой административной деятельностью, на что нет времени у «больших умов». Иногда может показаться, что у меня очень маленькая работа, но это не так. Если представить себе стакан, который наполнен камнями — в нем остается много просветов. Я — как вода, которая заполняет мелкие детали, делая стакан полным. А еще — SMM.

Никита Трякин: Я стараюсь охватить коммуникацию с Кириллом и Димой. Они очень классные, творческие ребята: Кирилл по комедийной части, Дима — по комедийной тоже, но больше музыкальной. Я как-то нашел себя в связке с ними, тоже стараюсь быть в комедийной части, но у меня больше развита организационная. Этих двух иногда нужно организовать. Диму меньше, он умеет сам, он бизнесмен большой, зарабатывает много денег, а Кирилла — нужно. Короче, я организовываю нас всех.

Дима: Короче, ты как вода….

Никита: Я джип, который тянет. Вы такие сонные, а я постоянно напоминаю, что нужно делать.

Кирилл: Мы с Димой не знали, что можно выбирать вот такую фигню - «я вода», «я джип» =).

Дима: Я минивэн.

Кирилл: Так и напишем на визитках: «Креативный продюсер», «Технический директор», «Джип» и «Вода». =) Иногда мы очень злимся на Никиту, но без него, мне кажется, все бы умерло.

Дима: Это правда — у Никиты шило в заднице, и он вытягивает нас и проекты очень многие. Мы можем его ненавидеть, но он все правильно делает. Ничего бы не родилось из проектов, кроме открытых микрофонов, без него.

Кирилл: Когда ребенок рождается, есть сила, которая причиняет матери страшную боль, но благодаря ей ребенок и родится на свет. Это Никита.

Дима: Никита — это схватки.

Никита: …а потом вытекает вода…

— И потом рождается проект?

Кирил: Да! Креативными вопросами мы стараемся вместе заниматься, учимся работать как авторская группа. Просто за счет того, что у меня больше в этом стаж и опыт, беру на себя большую часть вопросов, но креативные решения мы принимаем вместе.

— Как образовался такой состав?

Дима: Все началось с открытых микрофонов, да?

Кирилл: Да, я просто какое-то время организовывал разного рода мероприятия — открытые микрофоны, стендапы, сетлисты. Мне не хочется (да и просто грустно) делать все это одному. Мне тогда помогали Никита и Маргарита Якобсон, и мы договорились, что у нас будет некое творческое объединение, и от его имени будут делаться все проекты. Потом мы начали делать «Вечернее шоу», где, к нам присоединились Дима с Полиной, а Маргарита стала заниматься своими проектами.

Вот такой состав у нас сбился на «Вечернем шоу» - четыре человека. Мы стараемся, чтобы всем было комфортно, никто не обижался и мы не ругались. Мы говорим о том, что мы равны, но при этом закрываем совершенно разные задачи. Зарплаты у нас нет регулярной, талонов на питание тоже — просто каждый вносит какой-то свой вклад, и мы стараемся получить от этого удовольствие.

Наверное, в будущем в «ПБ» будет больше людей. После фестиваля, например, осталось много волонтеров, которые пишут, хотят продолжать вместе работать. И мы понимаем, что будем их подключать и к другим проектам - «Вечернему шоу», съемкам и другим мероприятиям. Это значит, что мы будем расширяться, структура будет уточняться, появится табель о рангах, а не только «продюсеры и ассистенты».

— Чем вы еще занимаетесь помимо упомянутых «Вечернего шоу» и «Большого открытого микрофона»?

Кирилл: Мы не можем раскрыть всех тайн =).

Дима: В течение месяца, я думаю, будет анонс еще одного большого проекта.

Кирилл: попробую рассказать наиболее корректно. Я делал открытые микрофоны, помогала Рита Якобсон, также часто на них появлялся Василий Медведев. Вместе мы написали сегмент для канала 2х2, который назывался «Семена Погоды». Он выходил на этом канале. Можно считать, что это наш первый телевизионный опыт.

Телепроект, на которым мы сейчас работаем, вырос целиком из «Вечернего шоу». Канал посмотрел его, и сказал: «А вы не хотите сделать в другой форме? Что-то более простое». «Вечернее шоу» - это традиционно сборная солянка, там есть рубрики, гости, комедийные монологи, взаимодействие со зрителями. Они предлагают какой-то один компонент оставить. На данный момент работаем над этим, пока не могу открыто сказать с кем. Там все подписано и решено, но канал первым анонсирует этот проект, и только потом о нем расскажем мы.

— Что-то еще?

Кирилл: Это все, что готово, или почти готово. Только что завершился фестиваль «Инди-Комики 2016» - там у нас три дня, снятых на четырк камеры, звук в несколько дорожек. Мы все это обработаем — с помощью всех, кто участвовал в фестивале. И сейчас уже ведется подготовка к фестивалю 2017 года.

Читайте также: «Фестиваль «Инди-Комики 2016». Итоги

Мы вели переговоры с зарубежными комиками, и кто-то из них говорил: «У меня уже все расписано на год вперед. Давайте сразу на 2017 год договоримся». По сути, мы уже начали переговоры с комиками по поводу участия в фестивале на следующий год. Также мы готовы снимать сольные концерты для наших комиков — запись аудиоальбома, съемки сольного концерта. У меня есть такой опыт, и я понимаю, что можно его помножить на мощность «ПБ». Комедийный аудиоальбом на русском языке вообще записывал только я («Божественная комедия Кирилла Сиэтлова» существует как в видеоверсии, так и в виде аудиоальбома, - прим. ред.). Мы готовы делать что-то подобное, развивать «ПБ» как комедийный лейбл.


Альбом в iTunes и Google Play.

На фестивале мы заключили несколько предварительных договоренностей с ребятами. Я думаю, в течение года как минимум один сольный концерт мы снимем и один аудиоальбом мы «выкинем» в iTunes. Это задача минимум. То есть из того, что еще не анонсировано: один телепроект, запись стендапа, фестиваль в следующем году и также мы ведем переговоры о приезде комика. Один приедет на фестиваль в следующем году, а одного мы можем привезти отдельно. На «Инди-Комиках 2016» был телемост с Джудой Фридлендером — у нас есть свидетели =). Он сказал, что готов обсуждать свой приезд. Есть еще ряд комиков, с которыми мы ведем переговоры.

«Большой открытый микрофон»


— Расскажите про ваш открытый микрофон.

Кирилл: «Большой открытый микрофон». Это важно, вопрос брендирования. Если проверить, то до нас никому не приходило в голову назвать мероприятие «Большой открытый микрофон». Мы довольно долго делали открытые микрофоны в разных заведениях Москвы, и это была большая задача, как-то его забрендировать, не выкинув при этом из названия «открытый микрофон». Очень долго думали, перебирая слова. Название стало результатом большой работы, и то, что оно быстро разошлось, его начали использовать другие организаторы, только подтверждает его удачность. Я первое время писал организаторам, но затем использовать его стали очень многие, и мы смирились. Пускай это будет наш небольшой вклад.

— Это самое постоянное подобное мероприятие в Москве?

Кирилл: Сейчас да. Это самая долго существующая в одном месте площадка в формате открытого микрофона.

— Обычно открытые микрофоны переезжают с места на место. В чем ваш секрет?

Кирилл: Мы меняли качество открытых микрофонов только в первые два года их проведения. И тогда я действительно договаривался с разными местами. В одном месте после двух месяцев передумали, мы переехали в другое — оно через полгода закрылось. Мы переезжали еще. С течением времени все больше зрителей и комиков о нас узнавали, у нас уточнялись правила. А в «Алиби» нас позвало руководство клуба. Человек пришел ко мне на открытый микрофон и сказал: «Хотите делать это у нас в клубе?». Я пришел сюда, мы провели переговоры.

— Какая у них мотивация?

Кирилл: У меня было классное мероприятие, хороший формат.

— Мне кажется, что открытый микрофон не совсем развлекательное мероприятие. Скорее «тренировка» для комиков. Кто приходит на такое зрелище? Наверняка это не самые взыскательные посетители, которые не могут дать заведению большой чек. Почему это выгодно клубу?

Кирилл: Открытый микрофон — это действительно условно «закулисное» мероприятие, некая техническая вещь. Но ты все что угодно можешь сделать хорошо. Я мог бы это сравнить с театром: идет репетиция, дверь открыта. Можно сделать надменное лицо и сказать: «Что пришли? Вы кто вообще? Вы не театралы, вы не увидите магию. Я презираю вас, вы не заплатили за билеты! Актеры, а вы старайтесь, старайтесь, мрази!». Можно делать все очень уродливо и плохо. А можно сказать: «Ребята, ребята, мы тут репетируем. Тихонечко посидите… мы очень благодарны, нам нужна публика».

Дима: Если бы Кирилл проводил публичные сожжения, то через какое-то время позвонили из какого-то клуба и сказали: «Мы слышали, что вы проводите «Большое сожжение на площади», хотим, чтобы вы делали это у нас».

Кирилл: В общем, это техническое мероприятие.

— Вроде питерской «Технической вечеринки»?

Кирилл: Это не совсем то. В отличие от открытого микрофона там люди обкатывают материал определенным составом с целью сделать его лучше. Открытый микрофон — более широкая вещь: выполнив некоторые условия, на сцену может выйти любой желающий. Это действительно рискованное мероприятие для клуба или бара, ведь нет гарантии, что будет смешно. Это мероприятие не про то, что люди приходят и дают стопроцентный материал, но это не значит плохое мероприятие. Оно про то, что есть люди, которые очень хотят делать искусство.

Люди приходят, и у них получается или нет. Но ты, пожалуйста, открой свое сердце для всех. А если не открываешь, то ты мудак и мы тебя унизим

- Кирилл Сиэтлов.

Мы умеем открывать сердце для любого вида искусства и унижать тех, кто нетерпим к комикам, зрителям, нам, чему угодно. Кстати, Дима, долгое время приходил на открытые микрофоны как зритель, прежде чем мы познакомились.

— Почему ты туда приходил?

Дима: До этого я несколько лет просто смотрел стендап, и мне казалось, что у нас этим никто не занимается. Потом я увидел первый открытый микрофон — пришел с другом, он выступал — и я решил, что «да это ужасно, но один раз было смешно за вечер». Но потом начал приходить больше, понял суть этого мероприятия. Оказалось, что это очень интересно, даже если не выступаешь. В какой-то момент решил выступить, и это было круто. Я ходил полгода, раз в две недели точно.

Кирилл: Первое, где выступил Дима, это был даже не открытый микрофон, а сетлист (вид стендап-выступления, в котором у комика нет заготовленного материала, ему нужно строить свой рассказ, исходя из переодически сменяющихся, заранее заготовленных организаторами, фраз, - прим. ред.). Это даже сложнее, потому что импровизация.

Мне кажется, интереснее смотреть открытые микрофоны не в первый раз, а когда приходишь регулярно. У нас есть люди, которые стабильно пару раз в месяц заходят. Это работает как какое-то свое медиа — человек приходит, и он держит руку на комедийном пульсе Москвы, он видит и комиков, которые выступают давно, и новых. Он видит у кого получилось, а у кого не получилось. Наша задача в том, чтобы все правила, которые у нас есть на открытом микрофоне, все ведение, придавали этому странному аморфному потоку ритм, уют и харизму, которые превращают все это во что-то смотрибельное.

К примеру, реалити-шоу, которое идет по телевизору. Это же не совсем про людей, которые что-то умеют. Это про какой-то процесс и то, что ты переживаешь за главных героев. Открытый микрофон — это такое реалити-шоу вживую. Наверное, поэтому к нам всегда приходит много людей. «Алиби» это выгодно потому, что мы забиваем им любой будний день. Мы традиционно делаем это во вторник, но можем взять любой другой день или даже каждый день, два раза в день.


Комик Кирилл Герасимов из Орла на Большом открытом микрофоне в «Алиби»

— У людей бытует мнение, что на открытые микрофоны ходят те, кто хочет посмотреть хоть какой-нибудь юмор бесплатно. Я думал примерно так же. Придя сюда, не ожидал, что будет смешно.

Кирилл: Да, если разложить обобщенную карьеру западного комика по порядку, то начинается все открытых микрофонов, потом идут выступления за деньги, затем комик становится более-менее известным, когда можно делать свое сценическое шоу, телешоу, и потом уже он делает технические вечеринки — его «персональный открытый микрофон». Если упорядочить, то открытые микрофоны где-то внизу, в самом начале. Но это не значит плохое мероприятие.

Ты можешь все что угодно сделать с любовью и хорошо, привлечь зрителей и делать кассу. И точно также можно все что угодно сделать плохо. Или я могу крутить носом и говорить: «Открытый микрофон — это, конечно, для нищебродов. Сборные платные вечеринки — это для мудаков, которые не разбираются в комиках, им надо несколько за вечер. А сольные концерты — для мудил, которые выбрали одного, и у них кругозор не развит!».

Если кто-то говорит «вот этот формат — дерьмо», значит они просто не умеют его делать

- Кирилл Сиэтлов.

С сетлистом похожая ситуация. У нас несколько организаторов попробовали по разу сделать сетлист, и это не пошло. Писали посты, обсуждали, и люди говорили «нет, это, конечно, не для российского менталитета», «уровень комиков не тот». Мы попробовали, и, мне кажется, у нас получилось. Прекратили их делать потому что кафе, в котором мы их проводили, сказало, что слишком много зрителей. Кроме шуток. Это была глупейшая причина, чтобы прекратить отношения. С тех пор мы сетлист урывками делаем. Например, на фестивале показали, как умеем его делать.

Сэмми Обейд (хэдлайнер фестиваля, приглашенный из США, - прим. ред.) знает человека, который придумал формат сетлиста таким, кокой он пришел на Фриндж (один из крупнейших стендап-фестивалей в мире, ежегодно проходящий в Эдинбурге, - прим. ред.) и в телевизор. Этот человек делает сетлисты в Лос-Анджелесе (вероятно, речь идет о Трое Конраде, - прим. ред.). Сэмми Обейд вышел в нашем сетлисте, и сказал, что мы все делаем правильно — по темам, по ритму, по всему. Просто мы поставили себе задачу сделать классно и получить от этого удовольствие. И люди, смотря наши записи, пробуют делать так же в других городах — у них получается. Это просто доказательство, что не надо было на нем ставить крест.


Сэмми Обейд на сетлисте фестиваля

Люди, которые ставили крест, они попробовали — просто некого было поставить в программу в каком-то клубе, где женщины сидят с каблуками 10-сантиметровыми. И они включили на плазменных панелях, которых там много, темы типа «гаишник-проститутка» или «невкусный член». Короче, там не было выдумки, а была какая-то безысходность и пошлость. То, что заложено, то в конце и вышло — безысходность и пошлость. А ты любовь вкладывай, и она у тебя и выйдет в конце.

Мы вкладываем любовь — у нас выходит любовь. Мы вкладываем радость — у нас выходит радость. Возможно, если в нас вложить деньги… я просто предполагаю =)

- Кирилл Сиэтлов.

— Сколько уже микрофон в «Алиби» проводится?

Кирилл: В марте мы праздновали два года в этом клубе. До этого было еще два с чем-то года в других местах. Я думаю, пять лет уже мы проводим регулярные открытые микрофоны в Москве.

— У вас как-то выступило 42 человека. Это рекорд?

Кирилл: Наверное, около того. У нас было столько выступающих, мне кажется, в нескольких ситуациях. Это первый год, когда были Большие открытые микрофоны в «Алиби». Был какой-то кастинг — то ли в «Камеди Баттл», то ли стендап на ТНТ — много комиков приехало в Москву, и мы решили пустить всех на сцену. Тогда 42 человека выступило.

Потом мы сделали хорошую традицию — мы отмечаем «День рождения открытых микрофонов». Но отсчитываем не с самого первого, а в марте, когда впервые сделали открытый микрофон в «Алиби». Каждый март мы проводим «Фестиваль трех минут». У нас обычно есть какие-то условности, чтобы записаться, ограничения, а в этот день кто угодно может прийти и выступить, но только три минуты. И там у нас набивается под сорок с плюсом каждый год. Получается, уже раза три у нас по сорок человек минимум выступало.

Но это не хорошо. Мы проводим фестиваль раз в год не от хорошей жизни, раз в год можно и потерпеть. Вообще это убийство — 40 человек на сцене — и для зрителя, и для комка. Зал «выгорает». Нереально сделать хорошее, живое, приятное мероприятие, когда у тебя 40 человек сменяется на сцене. Это ритм телевизионных кастингов, когда у тебя 100-200 человек подряд по одному выходят, и никому нет дела до реакции зала. Там такое наплевательское отношение. Это одна из вещей, на которую у нас было табу на фестивале, 25 человек на сцене на одном мероприятии — это предел. Потому что у нас было желание, чтобы выступающие и зрители получали удовольствие и всем было хорошо.

— Расскажите о съемках вашего «Вечернего шоу».

Те задачи, которые перед нами встали, когда мы начали делать «Вечернее шоу» – на порядок сложнее и больше, чем все, что было до этого. Это живое мероприятие. Там есть стендап и зрители — все, что есть на открытых микрофонах, но кроме этого, нужно организовать съемку, свет, позвать волонтеров и гостей. Эта задача и сформировала тот состав, который есть сейчас...

На этом на сегодня все. Что было дальше - узнаете во второй части интервью, которая посвящена «Вечернему шоу Кирилла Сиэтлова» и фестивалю «Инди-Комики 2016». В ней также мы поговорим о визите в Россию Сэмми Обейда, том, как вести переговоры с иностранными комиками, и еще многом другом. Следите за новостями.

Оставить месседж:

Чтобы писать комментарии