Как стендап-комик из Беларуси делает карьеру в Китае

7 февраля 2017 г.

Как стендап-комик из Беларуси делает карьеру в Китае
На днях на белорусском сайте nn.by вышло большое интервью с Михаилом Калгиным – комиком из Бреста, который сейчас живет в Китае и продвигает там стендап-комедию.

Из этого материала мы узнали, что в Китае, как и в русскоязычном пространстве, сейчас настоящий бум стендап-комедии. Как и у нас, там еще далеко до уровня США и Великобритании – жанр только зарождается. Поэтому приехавший из Соединенных Штатов белорус оказался весомой фигурой на англоязычной стендап-сцене мультикультурного Шанхая.

Беседовали о разном, а мы делимся самым интересным о стендап-комедии. Полное интервью можно прочитать здесь.


15 лет назад Михаил покинул Брест ради обучения в США. Именно там юноша увлекся стендапом благодаря соседу по студенческому общежитию. После окончания учебы Калгин принял решение переехать в Китай.

Шанхайский комик


— На данный момент я выступаю 4 раза в неделю. 3 вечера в Шанхае и 1 — в Сучжоу. Неплохо, правда? Пока что совмещаю выступления с основной работой, но надеюсь, что в недалеком будущем смогу посвятить стендапу все мое время. С недавнего времени в Шанхае сильно начал продвигаться стендап. Здесь особым спросом пользуется все западное.

Я выступаю в одном из лучших мест в городе, наша площадка называется «Кунг-фу камеди». На шоу сюда собираются обычно англоязычные, хотя иногда приходят и китайцы.

У меня бывают подозрения, что китайцы не понимают до конца, почему смеются, но просто ходят для статуса и компании. Два года подряд на представительном фестивале стендапа в Гонконге команда нашего шоу занимала не только первое, но и второе лучшее место. Не так давно мы разрослись, и открылся даже филиал в Нью-Йорке, за сто метров от знаменитого «ComedyCellar».

Как началось увлечение комическим жанром?
— В университете у меня проявилось желание писать. Я писал небольшие рассказы и слушал стендап. Билл Хикс, Дэвид Кросс и другие просто кружили голову, но я никогда не думал, что начну делать что-то подобное.

После обучения я перебрался в Китай и преподавал английский в одном из университетов, довольно хорошо зарабатывал, хотя абсолютно не знал китайского, с которым и сейчас сложно. Постоянно находишь довольно узкий круг носителей английского или русского, а в китайском почти нет потребности. После перебрался в Сучжоу и перешел работать в IT-компанию. В 2010 году один мой друг, который сейчас выступает в США, Тернер Спаркс, начал заниматься стендапом, вот тут и я загорелся. Написание первого собственного пятиминутного сета заняло почти год!

Получается, что ты почти год готовился к первому выступлению? Помнишь его?
— О, да. Первое выступление состоялось как раз в Шанхае. Там публика абсолютно разношерстная, поскольку международное коммьюнити в городе просто огромное. Я встретил людей разных стран и путей, поэтому готовился немножко вне местного контекста. Договорился с моим знакомым Тернером, и организовали шоу. Я был продюсером шоу, а также выступил у него на разогреве, выступал около 10 минут. Все прошло, словно в тумане, волновался сильно, просто не помнил потом, что произошло, но понял главное, что это то дело, которое так долго искал в жизни.

А как у китайцев с чувством юмора? Говорят, что они нервно реагируют на шутки и вообще не слишком эмоциональны.
— В них до сих пор развита система «голубых огоньков» с переодетыми бабушками и эстрадными приемами — все по старой советской школе.

Миллионы людей, которые неизвестно над чем смеются, кажется, готовы смеяться вообще над чем угодно. Западные вещи там до сих пор — редкость. Правда, если раньше на различных шоу звучал только английский, то сейчас встречаются и китайскоязычные шоу. В основном там распространен специфический «обзервэйшенал» юмор. Если говорить простым языком — бытовые наблюдения. Например, о проблемах общественного транспорта. Тот, кто им пользуется, часто чувствует себя дровами. Штука в том, что китайцы очень заточены на добычу благ и комфорта, каким бы странным это не казалось. К 27 годам у тебя должна быть собственная машина, квартира, хорошее образование, а если нет — то ты просто лузер. Если ты пользуешься общественным транспортом — то ты тоже почти лузер.

Кстати, сильно ли в Китае на комиках сказывается цензура? На зря же в стране был разработан даже мощный «фаерволл», чтобы блокировать интернет-ресурсы.
— Нет. В принципе в Китае можно шутить на любые темы. Там, конечно, есть правило «3Т» — Тибет, Тяньаньмэнь, Тайвань. О них не шутят, я до сих пор не слышал ни одной смешной шутки на эту тему. Говорить можно даже о политике. Даже про коммунистов. О них я обычно шучу, когда затрагиваю тему Беларуси. Она в моих рассказах всегда такая мифическая и является воплощением постсоветского мира. Например, могу представиться в новом месте, что я из Беларуси. Люди, безусловно, не знают, где это, и я говорю, что даже я сам недавно загуглил, где Беларусь, а Google не дал результатов. Добавляю, что Google заблокирован в Китае.

О русскоязычном стендапе


То есть ты вообще не называешь то, что часто крутят в Беларуси, стендапом?
— Ты всегда оцениваешь стендап по тому, насколько он «special».

Если вы посмотрите моего любимого Патриса О'Нила и его «Elephant in the Room», а потом — последнее из Павла Воли, то поймете, что это просто несравнимо.

Единственное из русскоязычного, что можно отметить, это Гришковец. Там все от души и искренне. Видно, что он пишет не просто для того, чтобы рассмешить, а потому, что это на самом деле интересно. Я заметил, что на пространстве СНГ часто используют переводные шутки и даже не понимают, что это плохо. Люди не понимают, что жанр должен выходить из сердца. Ну и конечно, стендап должен быть довольно минималистичным и атмосферным. Сцена, приглушенный свет или сплошная темнота с одним огромным лучом прожектора, который освещает микрофон и выступающего.

Есть ли у тебя мечты, связанные с Беларусью, если ты достигнешь успехов в своем деле?
— Да. Я мечтаю однажды открыть в Минске свою кофейню и шоу. Уже название даже придумал — «Laughter in the Dark».

В честь одного из произведений Набокова, который именно так переводится на английский язык, а в оригинале называется «Камера обскура». Хочется, чтобы там было все красиво, с затемненным залом и только одним фонарем, который немножко подсвечивает сцену. Где стулья будут максимально близко к сцене, важность чего у нас в принципе не понимают. У места будет девиз «И улыбка во тьме светит, и тьма ее не объяла».

Оригинал интервью - здесь.

Оставить месседж:

Чтобы писать комментарии