«Это сообщество напоминает секту». Интервью с организатором импров-фестиваля RIIF

11 сентября 2018 г.

«Это сообщество напоминает секту». Интервью с организатором импров-фестиваля RIIF
Важный разговор об импровизации, стендапе и комедии в целом накануне международного фестиваля в Питере.

Уже через два дня стартует второй Международный фестиваль импровизации RIIF — он пройдет с 13 по 16 сентября в Санкт-Петербурге. Редактор GoStandUp Вячеслав Протасов поговорил с одним из организаторов фестиваля — Леной Николаевой, и узнал, как пересекаются стендап и импров, чем отличается театральная импровизация от комедийной, и всегда ли на таких мероприятиях бывает смешно.



ЛЕНА НИКОЛАЕВА

Несколько лет назад была стендап-комиком, теперь занимается импровизацией и организует международный фестиваль RIIF-2018.

Когда меня спрашивают: „Что такое импровизация — это типа стендапа?“, я говорю: „Да, как стендап, но совсем не так“


— Какое отношение ты имеешь к импровизации?

— Я занимаюсь импровизацией уже три года. Пошла в школу своего друга Виталия Козловского «Точка Импро» — он ее основал четыре года назад — и мы с ним решили делать международный фестиваль.

— Это уже второй фестиваль, правильно?

— Да, в прошлом году мы тоже проводили, в октябре. В этом году решили сделать чуть пораньше, потому что европейцы и американцы немножко офигели от погоды в России.

— Как прошел первый фестиваль и что вы для себя вынесли?

— Мы живем в стране, где импровизация только-только зарождается. Мы знали «Импровизацию» на ТНТ, где делают короткие скетчи с какими-то условиями, знали, что существуют и другие формы импровизации. В основном импровизация была такой — открытая длинная форма, где артисты играют на протяжении часа вообще без сценария. Они сами придумывают жанр и сами строят спектакль. И мы немножко офигели от того, какие возможности для творчества предоставляет импровизация — это очень глубокий колодец.

Еще мы поняли, что Россия стала небольшой частью этого мирового сообщества импровизации. До этого я занималась стендапом. Когда ты тусишь со стендаперами — вы все время подкалываете друг друга. Шутка за шуткой. И это круто. В импровизации немножко по-другому. Это сообщество напоминает секту, потому что там люди друг другу помогают просто так. Мы удивились тому, как просто люди соглашались приехать на наш фестиваль. Россия им казалась экзотической страной, но они приехали, дали мастер-классы, выступили, и мы были просто невероятно рады этому.


Фото: vk.com/riif2018

— Раз уж мы заговорили про стендап. Российскому стендапу сейчас около восьми лет. Сколько существует импровизация?

— Если официально, то импровизация появилась в России где-то в 2005-2006 году. Это были ребята из Воронежа, двое из которых сейчас — в «Импровизации» на ТНТ. Начиналось все со Стаса Шеминова, сейчас он продюсер этого шоу. Параллельно это развивалось в Питере. В 2005-м появились театры: в Питере — «Театр 05», в Воронеже — «Спорный вопрос». Все двигалось очень медленно. Где-то в 2014-2015 году появились первые школы в Москве, Питере и других городах, например, в Ростове-на-Дону и Сочи. И в этих городах импровизация развивалась своим путем. Потом города начали друг с другом общаться, например, Питер и Москва, приезжали в друг к другу. Москва и Ростов тоже.

Наши артисты начали ездить в Америку, на родину импровизации. Дмитрий Вьюшкин и Александр Микеров прошли обучение в крупных школах Нью-Йорка и Чикаго. Они привезли в Россию то, чему научились. После успеха «Импровизации» на ТНТ у нас появилось больше школ и коллективов. Люди начали этим заниматься потому, что в КВН пробиться наверх очень сложно, в скетчах тоже, а импровизация — это новый формат, в котором можно добиться успехов.

— Можешь мне объяснить, почему стендап и импровизация все время где-то рядом и пересекаются? Многие группы, посвященные стендап-комедии, обращают внимание на импровизацию, и мы с тобой сейчас о ней разговариваем. В чем эта связь? Это же совсем разные жанры.

— Да, вообще это абсолютно разные жанры. Когда меня спрашивают: «Что такое импровизация — это типа стендапа?», я говорю: «Да, как стендап, но совсем не так». Традиционно Америке, в Англии, люди, если хотят заниматься юмором или стать актерами, начинают с импровизации, потом уходят в стендап. В импровизации они получают определенные навыки: перестают бояться сцены, развивают каких-то небольших персонажей. Классно, когда у тебя в стендапе есть какой-то персонаж, какие-то характерности ты можешь отыгрывать в своем монологе, а не просто стоять. И это дает импровизация. Буквально базовые навыки в актерке. Ты понимаешь, на чем строится юмор. Хотя в импровизации ты не продумываешь шутки, но каждый раз, когда играешь, понимаешь, на что реагируют зрители. И это тоже берешь в стендап. Жанры совсем не похожи друг на друга, но людям, которые занимаются импровизацией, потом легче выходить на стендап и в одиночку выступать перед зрительным залом.

На Западе комедия — это импров или стендап. Очень много людей ходят в школу Second City. Стив Каррел, Эми Полер — они вышли из импровизации, из этой школы. Ты занимаешься комедией: сначала импровом в колледже, потом стендапом, потом уходишь каким-нибудь писателем — либо в разговорное шоу (как у нас Ургант), либо становишься комедийным актером.


Фото: vk.com/riif2018


У театральной и сценической импровизации нет цели рассмешить. Смех — это побочный эффект того, что происходит


— Тем, кто в России любит стендап, может быть интересна ипровизация?

— Стендап стендапу тоже рознь, он бывает разным. И эти жанры пересекаются в том, что люди хотят какую-то альтернативную комедию. Например, фестиваль «Панчлайн» — это не совсем мейнстрим, он тоже показывает новую сторону комедии. Выступления комиков со стендапом и импровизация в программе фестиваля — это все альтернативная комедия. Мне кажется, таким образом пересекаются жанры.

— Вернемся к фестивалю. У вас на сайте написано: «Театральная, сценическая и комедийная импровизация». Во-первых, в чем разница? Во-вторых, обязательно ли на выступлениях будет комедийная составляющая.

— Короткая форма — то, что мы видим на ТНТ — в основном это комедийная импровизация. Там главное плотность шуток — чтобы каждые 10 секунд зритель смеялся. У театральной и сценической импровизации как раз нет цели рассмешить. Смех — это побочный эффект того, что происходит. Здесь наоборот — ты исследуешь какую-то тему, либо просто делаешь какую-то историю. Хотя комедия, естественно, присутствует. Интерес в том, что зритель задействован и он задает условия. Он предлагает: сделайте мне спектакль про осень в Петербурге. Или артист задает зрителям какие-то вопросы личного характера. Аудитории интересно, как артисты вплетут все их предложения в этот спектакль, как они все это обыграют. Бывает очень много всего накидано, и интересно, как из этого всего будут выпутываться артисты.

— Кому будут полезны мастер-классы?

— Естественно, тем, кто хочет развиваться в импровизации. Но еще они будут очень полезны людям, чья работа связана со сценой. Это актеры, это те же стендап-комики. В стендапе, чтобы твой монолог был разнообразен — очень классно иногда хотя бы отыгрывать голосом, или еще круче, если ты можешь и телом что-то отыграть. Мастер-классы полезны ведущим и всем, кто хочет познакомиться с жанром. Но все-таки больше они для тех, кто уже привык к сцене и хочет на ней развиваться.

— Что происходит на баттлах?

— Начинающие команды из России — это значит, что они занимаются импровизацией год-два — соревнуются за звание лучшей. Они будут играть короткие игры, похожие на те, что в шоу на ТНТ. Зрители будут решать, кто лучший. Баттлы проходят в три этапа — у нас будет три полуфинала. Из каждого полуфинала мы выбираем одну команду, и в финале сразятся три команды. Мы расписали регламент — что будет на баттлах, — но для участников мы подготовили и сюрпризы, чтобы добавить неожиданности, и чтобы зрителям было интересней.

— Что будет на джемах?

— Импровизаторы привыкли, что играют со своей командой: они сыграны, знают сильные и слабые стороны друг друга. Джем — это когда импровизаторы из разных команд играют с теми, с кем не привыкли. Фишка нашего джема в том, что команды из России соберутся и будут выступать вместе, но будут еще и иностранные импровизаторы. Все они смогут поиграть вместе. Мне кажется, учитывая опыт западных импровизаторов — они занимаются импровизацией где-то лет 20 — будет классно.

— Кого бы ты выделила из участников? На кого точно стоит пойти?

— Я бы, наверное, рекомендовала команду Decibel — они выступают в пятницу [14 сентября]. Ребята как раз будут играть вообще без разговоров, у них будет пантомима. В воскресенье [16 сентября] у нас будет выступать команда преподавателей — эти люди занимаются импровизаций лет 30-40. Их я бы особенно выделила. Из наших, естественно, — это Total Nutz.


Билеты Международный фестиваль импровизации можно купить на официальном сайте RIIF-2018.


Читайте также: Фестиваль «Панчлайн-2018». Итоги (27.08.2018).

Оставить месседж:

Чтобы писать комментарии