Интервью с творческой группой «ПБ». Часть вторая

12 октября 2016 г.

Интервью с творческой группой «ПБ». Часть вторая
Публикуем вторую часть большого интервью с участниками объединения «ПБ». В ней мы говорим о «Вечернем шоу Кирилла Сиэтлова» и недавнем московском стендап-фестивале «Инди-Комики 2016».

В первой части интервью мы познакомились с участниками творческого объединения «ПБ» и узнали, как образовался такой состав. Также мы подробно поговорили про одно из главных регулярных мероприятий для московской стендап-комедии - «Большом открытом микрофоне» в клубе «Алиби», который уже несколько лет организует «ПБ». Продолжаем наш разговор.

«Вечернее шоу Кирилла Сиэтлова»


— Расскажите о съемках вашего «Вечернего шоу».

Кирилл: «Вечернее шоу» для нас важно как имиджевый проект, потому что нет в России практически съемочных групп, которые бы снимали шоу в формате Late-night, а уж тем более с живой аудиторией. Это только «Вечерний Ургант» и мы. Для нас «Вечернее шоу Кирилла Сиэтлова» – это суперпилот. Даже не проекта, а «ПБ» как съемочной мощности. Он показывает: «На ноль денег мы снимаем вот так. А теперь умножьте это на то, сколько вы нам дадите — результат будет пропорционально лучше».

— Можно ждать «Вечернее шоу» в телеэфире?

Кирилл: Я думаю, это вопрос времени. Мы с первого выпуска ведем переговоры с разными каналами. Если ты начинаешь снимать проект для кого-то, все оговорено заранее, и ты довольно сильно ограничен. У всех свои условия, и для нас самым большим откровением было, что «Дождю» это не интересно =). Ну и нам теперь «Дождь» не интересен, и, похоже, они потеряли последних своих телезрителей.

«Вечернее шоу» вряд ли куда-то пойдет в нынешнем виде. Не из-за проблем с форматом, а потому что это наш «тестовый полигон», на котором мы все обкатываем. Условно, в каждой серии новый человек делает монтаж, мы пробуем что-то по-другому снять. Нам важно иметь такую площадку, также как стендап-комику важно иметь открытый микрофон. В планах развивать шоу, набирать критическую массу, на которой все хотят его купить и можно будет его монетизировать.

— То есть сейчас вы его используете для обкатки?

Дима: Это как открытый микрофон для нас. Мы пробуем разные техники, гостей, режимы, рубрики. Мы ничем не ограничены, ничем не рискуем и ни перед кем не отвечаем, кроме наших зрителей. Это обкатка, опыт.

Кирилл: На «Вечернем шоу» мы учимся и стендап снимать. Это подготовительная площадка для съемок сольного концерта.

— Вы на Бумстартере собрали 200 тысяч в поддержку этого проекта. На что конкретно пойдут эти деньги?

Кирилл: Глупо скрывать, что наш, авторский взнос — 115 тысяч. Если зайдешь на Бумстартер, там это написано. Мы собрали 85 тысяч, и это меньше, чем та сумма, которую мы ввели, когда создавали кампанию. Но это хорошо.


Скриншот с сайта boomstarter.ru

Дима: За вычетом комиссии там останется еще меньше.

Никита: Мы на нее футболки напечатаем людям, открытки, все это им отправим. В любом случае останутся еще какие-то минимальные траты на съемки.

Кирилл: С самого начала, еще до кампании, мы с Димой и Никитой вкладывались в равных долях, платили за каждый выпуск из своего кармана, были в минусе, скажем так. Сколько каждый выпуск стоил?

Никита: От 7 до 10 тысяч рублей.

Кирилл: Для того качества, которое мы делали, это смешно. Через какое-то время мы сделали платный вход на съемку — 200 рублей. И это стало покрывать какую-то часть затрат — аренду помещения, например. Но это не от хорошей жизни, мы просто поняли, что эти небольшие траты нас потихоньку истощают. Сделали платный вход, ушли на ноль, но на нуле тоже особо не посидишь. Открыли кампанию, и нам важнее всего было даже не собрать деньги, а понять, нужно это людям или нет. Потому что если человек готов отдать хотя бы 100 рублей, мне кажется, это сильнее, чем просто поставить лайк, это прямо сильное одобрение. И то, что нам собрали эти 85 тысяч - это однозначное «да» тому, что нужно продолжать снимать. Людям это нужно.

Безусловно, на эти деньги мы не купим себе павильон Мосфильма, но мы сможем спокойно арендовать студию.

Никита: На три выпуска.

Дима: Ну, чуть больше.

— То есть это был не просто сбор средств, но и обратная связь в какой-то степени?

Никита: Первые несколько выпусков мы людям предлагали для переводов Яндекс.Деньги, но это не дало большого эффекта. Мы решили запустить сбор на Бумстартер, он лучше для этого подходит. В итоге получился дополнительный пиар: куча наших друзей, которые участвовали в шоу, медийные лица, которые не участвовали, но сделали репосты наших видео-призывов. За счет этого многие люди узнали о шоу. Мне кажется, это даже более важно, чем то, что мы собрали деньги.

Кирилл: Целью, безусловно, было получить фидбэк. Из бонусов — то, что он получился положительным, люди узнали о шоу и дали какие-то деньги. Это стало для нас хорошим пинком под зад: оказалось, мы таким составом можем делать удивительные вещи. Мы вчетвером за месяц сделали огромный, уникальный в своем роде и по масштабу комедийный фестиваль, сняли уже под 20 выпусков «Вечернего шоу», без гроша. Но совершенно другая задача — все это донести до людей, распространить. Самый популярный критический комментарий к выпускам шоу на YouTube не о том, что «у вас плохо то» или «у вас плохо это». Самое главное, за что нас критикуют, это: «Что так мало просмотров?», «Эй, у вас же отличное шоу! Распространяйте его!». Люди не понимают, почему то, что им нравится, недостаточно популярно.

И в этом плане Бумстартер был тоже хорошим пинком под зад. Одно дело, когда выходит выпуск, и ты его репостнул друзьям и в какие-то группы, люди его посмотрели и ты думаешь: «Ну, в следующий раз посмотрят больше». Другое дело, когда у тебя осталась неделя до конца, жопа в мыле, и ты просишь людей: «Пожалуйста, распространи», «Кинь хотя бы соточку». Да, это унижение.

Никита: Но только так это и работает.

Кирилл: Это то, что мы умеем хуже всего. Мы, оказывается, классно умеем все делать руками, но плохо умеем об этом рассказывать. Учимся. Это был хороший урок того, как рассказать о проекте людям.

Фестиваль «Инди-Комики 2016»


— Только что завершился фестиваль «Инди-Комики 2016», который вы организовали. Это уже четвертый стендап-фестиваль в этом году в России, как думаете, почему их стало так много?

Кирилл: Я бы не сказал, что это четвертый фестиваль. Не называл бы фестивалем кастинг ТНТ, со всей моей любовью к «Comedy Club Production» и к «Stand Up Шоу» на ТНТ. Но то, что происходило в ДК «МАИ» — это большой кастинг. Да, там были вещи, которые дают право этому мероприятию называться фестивалем — семинары, пара сторонних мероприятий, сетлит и «Прожарка». Я знаю, что участники «Stand Up Шоу» очень старались из этого кастинга сделать фестиваль. Но за этим стоят большие деньги и мощь «Comedy Club Production», трахающая всех участников в жопу. Это кастинг. Фестиваль должен что-то давать каждому участнику.

На фестивале нет проигравших — вот в чем его отличие от кастинга

- Крилл Сиэтлов.

В следующем году будет кастинг в Дом 2, давайте его тоже назовем фестивалем комедии. Там тоже смешно: люди приезжают без цели в жизни, хотят быть известными. Это же смешно? Их очень много приезжает, всех на камеру снимают. Большинство из них потом — с разбитой надеждой. Очень похоже все пока что. Давайте он тоже будет фестивалем комедии на ТНТ.

Никита: Они показали людей из разных городов, сделали хорошее дело. Но мы показали стендап-сообщества из разных городов мира, чтобы они коммуницировали, а не просто кто-то один из города засветился.

Кирилл: В том-то и дело, что мы никому ничего не показывали! Просто приехали люди, и они с нами знакомились, общались. До этого я был на фестивале в Казани, там не было сделано столько всего для взаимодействия людей — совместное проживание, семинары. Но все равно там было несколько открытых микрофонов, большая сцена, получились нормальные концертные выступления. Организаторы большие молодцы. Там где-то половина участников были из Татарстана, остальные приезжие. Полтора десятка комиков из Москвы приехали в Татарстан, из других городов тоже.

Пусть будет больше фестивалей. Я хочу съездить на такой как наш, только чтобы я сидел в зале и смотрел, иногда выходил на сцену выступать. Мы пытались исключить все, что нам не нравилось в кастингах, в других фестивалях, а все, что нравилось — скопировать.

Делали такой фестиваль, на который нам самим хотелось бы приехать

- Кирилл Сиэтлов.

Просто совпадение, что в этом году два новых фестиваля: в Казани, небольшой и классный, а потом наш — большой и классный =). Фестиваль в Санкт-Петербурге проводится уже третий год подряд, в разных форматах. Еще есть Киев (Independent Stand Up Festival, - прим. ред.) и Одесса, в которых в этом году также прошли уже вторые по счету фестивали. Будет спекуляцией сказать, что в этом году прорыв какой-то произошел. Это нарастающая штука, я надеюсь, что в следующем году Воронеж, наконец, что-нибудь проведет, или, может, еще до конца этого года. Еще есть Екатеринбург, Челябинск. У нас некоторые города были представлены делегациями по 5-6 человек — им тесно уже. Делайте у себя уже что-нибудь, что вы тащитесь сюда? У вас хватает ресурсов. Я бы с удовольствием приехал.

— Что будете делать со съемкой, которая велась на фестивале?

Кирилл: Что-то смонтируем. Думаю, в первую очередь — сетлисты, форумы.

— А вечерние концерты?

Кирилл: С этим сложнее, потому что это лучший материал комиков, и у них на него могут быть планы. Например, все съемки Сэмми Обейда мы с ним согласовываем, по нашей договоренности. Его выступление в сетлисте кто-то снял, и мы попросили эту съемку скрыть, потому что Обейд пока не дал добро на то, чтобы ее показывать. Он знает, что там была съемка, и попросил пока ее убрать, потому что ее сам не отсмотрел, и ему надо у себя там согласовать. Если его какой-то материал будет засвечен, могут быть проблемы, у него свои обязательства.

Весь отснятый материал мы выкладываем в открытый доступ - для участников фестиваля. И они сами будут себя там вырезать и монтировать. У нас участвовало 30 городов — они все организуют стендап, что-то снимают и как-то это монтируют. Я думаю, что их монтажные мощности больше наших в 30 раз.

— То есть вы это делаете просто так?

Кирилл: В целях развития. Это не последний фестиваль, они еще будут. У нас остался сайт, инфраструктура в соцсетях - представительства фестиваля, в которых есть подписчики и прочее. И всех, кто будет делать какие-то материалы по мотивам фестиваля, мы попросим выполнить минимальные требования. Например, в уголке видео должен быть логотип фестиваля, титр со всеми спонсорами и партнерами фестиваля и ссылка на нас - в описании. Это не так много, но так о фестивале будут помнить.

Кроме того, мы предлагаем всем желающим, у кого какие-то связи и договоренности появились на фестивале, согласовывать с нами использование бренда фестиваля для раскрутки своих мероприятий. Например, сейчас договорятся Ростов-на-Дону и Сумы о том, что у них комики будут ездить друг к другу. Они познакомились на фестивале, и могут упоминать, что это при поддержке фестиваля.

— Это ведь была одна из целей фестиваля — чтобы комики из разных городов начали что-то делать вместе?

Кирилл: Да.

— И каковы результаты?

Никита: Ростов с Украиной подружились.

Кирилл: Да, барнаулец вот целовался с женщиной из Челябинска… нет, я все это придумал. Даже если это правда, я не знал =).

Полина: На фестивале всего одна женщина была.

Кирилл: Оля, извини, я выдумщик! =) Конечно, есть результаты. Хотя нам никто не отчитывается. Мы готовы участвовать в информационной поддержке. Если нас попросят, скажем, ребята из Барнаула и Челябинска, которые решили провести мероприятие с логотипом фестиваля, мы с удовольствием расскажем о нем в группах и на сайте. Но пока мы не знаем, у кого что завязалось. Мне кажется, что пока завязывается у географически близких регионов, но так не везде. Например, Челябинск и Екатеринбург находятся рядом, они ездят друг к другу, и комики фактически в одной среде существуют. А у Ростова-на-Дону с Воронежем не было контакта, хотя и там, и там очень развитая стендап-среда.

Через границу, в Украине, все тоже прекрасно со стендапом. И ни тем, ни другим не приходило в голову попробовать поехать, потому что всем кажется, что там «ад адский» - никто не знает, что там потребуется на границе. Оказалось, не так все страшно. К нам приехала гигантская делегация украинцев, и я ездил к ним на фестиваль — ничего такого с тобой не происходит, ты просто пересекаешь границу. Дай бог, у нас завяжется «южный узел» стендапа. Какие-то контакты завязались между Беларусью и Латвией, между белорусами и Воронежем, опять же.

В Сибири все почему-то друг друга знают, несмотря на то, что там какие-то адские расстояния. Мы не можем заставить всех в течение года постоянно ездить, но мы можем потребовать хотя бы одного кого-то привезти. Я думаю, что пару месяцев пройдет, и мы напишем каждому городу: «Ну чего? Как? Кого привезли? Собираетесь? Ну, давайте!». Потому что это было частью нашей договоренности: мы организуем площадку, делаем фестиваль, всех собираем, обеспечиваем, вы — выберите кого-то и привезите потом к себе.

— Все-таки они вам отчитываются?

Кирилл: Нет, но мы постараемся их подтолкнуть.

— Оправдалось ли приглашение на фестиваль Данилы Поперечного? Ты, наверное, знаешь, что это персонаж неоднозначный.

Кирилл: Это не был финансовый проект, согласованный с Министерством культуры, чтобы он оправдался или не оправдался =). Нам важно было позвать Даню как стендап-комика. Нам важно был собрать максимально разнообразное представительство комьюнити, чтобы их соединить. Одно дело понимать, что мы все комики и занимаемся одним делом, другое дело — собрать всех вместе. Даня был важен как комик.

Читайте также: "Данила Поперечный: "На фестивале буду ловить презрительные взгляды комиков"

Никита: Каждый рассказывал, как он развивается в своем городе и своими силами. И Даня рассказал, как он развивается через интернет. Ребята с Тель-Авива рассказали как они развиваются у себя в стране, и в этом контексте он очень хорошо был представлен.

Кирилл: Даня был важен, как, например, делегация из Украины. Потому, что основная масса стендаперов, которые есть в России, идут по одному пути. А тут мы внезапно получаем совершенно параллельный опыт. Допустим, с украинскими комиками у нас контакта практически не было до сих пор, к сожалению. Мы получили опыт альтернативной культуры. Даня — это третья история. Он занимается стендапом, но по-своему.

Есть еще один очень важный момент. Даня был одним из членов жюри, в котором также были представлены все города, все независимые проекты, которые участвуют в фестивале. Когда мы это объявили, было много комментариев, что Поперчный не настоящий комик. А теперь, после фестиваля в соцсетях появляются фотографии, где стендаперы вместе с Даней фотографируются, и пишут комментарий типа: «Я с коллегой».

С коллегой, что уж там. #indiecom #standupnn #standup

Фото опубликовано Ruslan Khalitov (@khalitovblog)

Никита: Они осознали, что он действительно есть, его можно слушать, он просто иначе себя развивает в стендапе. И это круто, что другие стендап-сообщества увидели и поняли его направление.

Кирилл: Нам удалось всего за несколько дней подарить людям ощущение, что они занимаются одним делом, им есть что сказать друг другу, и они могу обогащать друг друга. На фестивале Даня делился не только опытом стендап-комика. Да, можно при желании начать говорить о том, что он не настоящий стендап-комик, но нельзя спорить, что он комик. В какой-то форме он занимается комедией. С тем, что это интернет-комедия, вообще не поспоришь. Он интернет-комик. И это было важно, что он рассказал людям, как можно развиваться комику в интернете. Ведь нигде в мире нет такого жесткого разделения типа: «Мы стендаперы, живем на этом районе, а всех, кто снимает на камеру, мы пи*дим микрофонами». =)

Комик пытается всеми возможными способами получить свою аудиторию. Проще всего развивать умение писать тексты — в стендапе. Проще всего набирать аудиторию — в интернете. Проще всего, чтобы тебя кормили — на кухне. У всего есть свое место и время. Очень важно было, что Даня поделился своим интернет-опытом. И, в свою очередь, он посмотрел на спектр комиков из разных городов — какие где. Я думаю, что он обязательно позовет кого-то выступить внутри своих мероприятий.

О деньгах и организации


— Какой бюджет у фестиваля, если не секрет?

Кирилл: Секрет.

Дима: Такой бюджет, что мы сделали все, что хотели, но очень экономно. Если кто-то предложит больше, мы возьмем с радостью.

Кирилл: Нет, это уже не те слова пошли. Коммерческая тайна, и все =).

— А что если будет читать какой-нибудь организатор, который хочет в каком-нибудь Воронеже сделать фестиваль?

Дима: Ну, он может написать в личку. И если кто-то в Воронеже захочет сделать фестиваль, это будут совершенно другие деньги. Зачем его сравнивать с московским.

Кирилл: На вопрос о бюджете я могу ответить так. Уникальная и прекрасная вещь, что ни для «Горбушкиного двора» (место, где проводился фестиваль — прим. ред.), как для нашего генерального спонсора и партнера, ни для «ПБ», фестиваль не был коммерческим мероприятием. Фестиваль проведен целиком на вливаниях «Горбушкиного двора», для них это имиджевый проект, а для «ПБ» — идейный. Если бы мы ставили себе имиджевые задачи, то было бы больше наших логотипов =). На себя мы «положили» довольно сильно.

Главные наши разногласия с «Горбушкиным двором» были по тому, что они считали — вот это будет людям интересней, а мы считали что вот так мы привлечем больше участников и зрителей. Для таких крупных мероприятий это уникальный диалог, в котором ни одна из сторон не говорила «ребята, это дорого стоит». Наверное поэтому и получилось здорово.

— А почему «Горбушкин двор»?

Кирилл: Это было неожиданно, потому что «Горбушкин двор» не ассоциировался у меня с местом, в котором есть концертный зал, годный для проведения комедии. Оказалось, что, во-первых, у них неплохой зал, с которым мы можем работать. Во-вторых, они были очень расположены к нам, готовы не только предоставить помещения, но и стать генеральным спонсором, что нам элементарно удобнее как организаторам — работать не с разными конторами и отчитываться, а вести все переговоры в одном месте. Мы включились в работу с ними, все остальные места отложили и переговоры закрыли. До сих пор не пожалели об этом.

Только сейчас мы начинаем понимать, что сделали, каких масштабов фестиваль состоялся, какие сложности там были

- Кирилл Сиэтлов.

Трехдневный фестиваль стендапа (это все еще новое направление), где нет ни одного телевизионного лица, совпал с Днем города в Москве. Мы соревновались за зрителя не с двумя-тремя большими мероприятиями, как это обычно происходит, мы соревновались, нахрен, со всей Москвой, лично с Собяниным! Каждого человека, который сидел в зале, мы вырвали у федерального бюджета. Мы заставили их сидеть в зале и смотреть на людей, которых они видели с большой вероятностью в первый раз в жизни, и влюбляться в них.

Наверное, нам на руку сыграло то, что «Горбушка» не в центре города, а концертный зал окружен торговыми рядами. Если даже вышел в туалет или перекусить, ты возвращаешься в зал, у тебя нет импульса куда-то пойти гулять (пойти выбирать плиту?). Обычно ни у кого это не срабатывало. Вещи, которые сначала казались странными и непривычными, в итоге сработали на нас, и мы победили в этой супербитве.

— Я, кстати, ходил выбирать плиту. По какому принципу отбирались города и отдельные участники на фестиваль?

Кирилл: Красота задумки в том, что мы не отбирали участников вообще. Мы договаривались с городами, писали разным стендап-сообществам, которые мы знаем, с которыми есть контакт или его нет — просто на которые удалось выйти. В том числе заходили на GoStandUp.ru, и смотрели все города, которые у вас представлены, искали организаторов. Кто-то откликнулся, а кто-то нет.

Буквально за пару недель до начала фестиваля, началась «вторая волна». Видимо, до людей дошло, что фестиваль все-таки состоится, и на него много городов уже заявлено. Сначала мы приглашали, а недели за две до фестиваля города сами стали писать «мы хотим». Но мы уже были укомплектованы. Не потому, что у нас места в гостинице закончились или ресурс — у нас закончилось время на сцене. Нам было главное, чтобы никто не был ограничен. На сцене выступало по 20 с небольшим человек за вечер — чтобы зрители не умерли и комикам было хорошо. Было два вечерних мероприятия (порядка 50 комиков) и гала-концерт в последний день. Когда мы укомплектовались в эти 50 комиков, перед остальными извинились и предложили приехать на следующий год.

Комиков мы не выбирали, договаривались с городом, с организаторами — они везли 2-3 своих лучших комика. Максимум от города было 4 человека — организатор и три комика из города. К городам, которые сами высказали желание приехать, был важный вопрос: «Вы готовы? У вас достаточно все развито?». Потому что писали города, в которых стендап два месяца существует или полгода.

О приглашении иностранных комиков в Россию


— Вы привезли на фестиваль американского комика Сэмми Обейда. Тяжело ли искать иностранного комика и организовывать его приезд в Россию?

Кирилл: Дима, это коммерческая тайна?

Дима: Нет, без цифр можно говорить.

Кирилл: Одно из чудес фестиваля «Инди-Кимики 2016» в том, что он был организован за месяц. Ровно столько оставалось времени, когда были закончены переговоры с «Горбушкиным двором» и оформлены обязательства. Многие комики, в том числе и топовые, заинтересованы в приезде в Россию. Для них это экзотика, они согласны ехать за небольшие деньги. Как на одном из форумов говорил Луис Зезеран (Louis Zezeran, австралийский комик из Прибалтики, - прим. ред.), у Джимми Карра гарантированная сумма — 10 тысяч евро. Это не так много.

Дима: Главная проблема в сроках. У большого количества комиков, с которыми мы связывались, уже на год все расписано.

Кирилл: Нам на полном серьезе говорили, что давайте обсуждать следующий сентябрь — у вас же типа ежегодный фестиваль.

— Какие еще варианты были?

Кирилл: Не этично об этом рассказывать. Приведу пример того, насколько связаны у нас руки, чтобы имена какие-то произносить. У нас долгое время был засекречен хэдлайнер, и на сайте висел просто силуэт черный со знаком вопроса — кто это не понятно. И один из западных агентов нам написал в процессе переговоров: «Погодите, а вот этот силуэт похож на одного из моих ребят». Мы предоставляем материалы фестиваля, показываем наш сайт, он двуязычный. Пришлось поменять силуэт, потому что это проще, чем доказывать, что это не он.

— Со сколькими комиками вели переговоры?

Никита: Их было очень много.

Кирилл: Это как с городами. Мы закидывали первое письмо с кратким предложением паре десятков комиков хорошего уровня. Кто-то не откликнулся, а с остальными мы продолжили говорить. Была пара десятков писем на разные адреса. Какие-то идут напрямую комикам — их меньше, а чаще это агенты или агентские компании, которые покрывают гигантский список комиков. Наверное, можно сказать, что мы написали агенту Стивена Райта. Она ответила, что это интересно, но Стивен сейчас не ездит в заграничные туры. Предложила нам других комиков, чьи интересы представляет их агентство. И там просто огромный список. Но есть и обратная сторона: существуют большие агентства, они работает по контракту с агентствами поменьше...

— Как риелторы в Москве.

Кирилл: Да, абсолютно точное сравнение. Поэтому, если тебе американское агентство выкатывает список на 300 сверхизвестных комиков, часть из которых, например, из Австралии, это автоматически означает, что порядок цен будет несколько другой, чем если бы ты говорил напрямую с агентом этого комика. Ты вряд ли достанешь контакты, но это интересная задача. Теперь у нас есть база контактов агентов и личных контактов некоторых топовых комиков. С кем-то, как я говорил, мы ведем до сих пор переписку. Это был интересный опыт.

У нас было одно опасение. «Горбушкин двор» выделил нам даты — 9-11 сентября, и мы боялись, что американские комики откажутся приезжать 11 сентября. Мы смотрели на сайтах открытую информацию по датам, перед тем как вообще предлагать комику ехать — есть у него выступления или нет. Оказалось, что они еще как выступают. Все разделяют траур, но жизнь продолжается, и можно пойти и посмеяться. Это никого не оскорбляет, все нормально. Кто-то не ответил, а кто-то ответил, и мы до сих пор общаемся.

Многие из переговоров не закончились, а до сих пор идут. Просто они превратились в какую-то милую беседу по почте, мы узнаем их планы относительно приезда. Градус спал, торопиться не надо, и мы просто ведем переписку. Не было такого, что кто-то сказал: «Нет, идите в жопу. Русские, фу!». Если кому то нужен совет по поводу приглашения комиков — зовите всех.

Хэдлайнер фестиваля — Сэмми Обейд


— Как проходили переговоры с Сэмми?

Кирилл:
– Привет, вот наши идеи.
– А что платите?.
– Вот столько.
– Понятно. А что вы из себя представляете? А что такое «ПБ»? А вы не похитите меня?

Самая быстрая, туристическая виза в Россию оформляется две недели. За две недели до фестиваля нам нужен был окончательный ответ. Большое спасибо Сэмми, что его удовлетворило полное отсутствие у нас аргументов или материалов, чтобы ехать к нам. У нас был только сайт и здравые мысли. Ему этого хватило, и он согласился. И ему еще пришлось ездить в другой город, оформлять визу.

У Сэмми 10 сентября была вечеринка перед свадьбой кузена, а на следующий день — сама свадьба. 12 сентября Сэмми должен был сниматься в Night Train — передаче для стримингового сервиса Seeso, он в нее попал благодаря тому, что находился в Нью-Йорке из-за предстоящих торжеств. Все пока органично и логично в плане логистики. Да? =) Ты приезжаешь в город, задерживаешься там еще на день, чтобы сняться в передаче. И улетаешь обратно к себе в Калифорнию.

Но мы его уговорили приехать и выступить 11 сентября вместо свадьбы кузена. Он приехал в Нью-Йорк, побыл на вечеринке перед свадьбой, на следующий день он перелетел Атлантический океан, сел в Москве, провел день у нас на фестивале, прилетел обратно в Нью-Йорк, снялся в шоу, и тогда уже поехал в Калифорнию. Специально для московского международного фестиваля стендап-комедии «Инди-Комики 2016» логистика и логика были трахнуты максимально жестко =).

Скажем так, это большой дипломатический успех. В этом его расписании можно увидеть, что мы довольно хорошо провели переговоры с Сэмми.

— По поводу бюджета — вы не раскрываете, сколько стоило?

Кирилл: Все стоило дешевле, чем обычно. Мы просто били себя кулаками в грудь и говорили, что все будет очень здорово. И это очень важно. Одним из главных аргументов было то, что у нас очень молодое стендап-комьюнити, мы его развиваем и действуем в некоммерческих целях. Сэмми стал мостиком между нашими комедийными культурами.

«Ваш приезд поддержит молодых комиков. Все будут очень рады вас видеть. И потом, после этого приезда, мы, может быть, привезем вас на сольное шоу, потому что это будет сделать проще». И это все правда. Говоря это, ты не лжешь, просто не надо скромничать. Нужно говорить как есть — что мы действительно как культура в жопе, «пожалуйста, помоги нам, вытащи нас. Мы заплатим деньги, мы действительно будем очень гостеприимными». То, что считается нашими нормами гостеприимства — у них это экстра. Они обычно это прописывают в договорах отдельно.

Сэмми нас переспрашивал, например «Мне нужно ночевать где-то….». Да, блин, конечно! Если мы тебя привозим из, бл*дь, Нью-Йорка, конечно, ты будешь ночевать у нас! =) В гостинице. Конечно, мы будем тебя кормить. Все это будет. Им это все нужно проговаривать.

Как говорить с зарубежными комиками? Не скромничать, а писать все, что ты им обещаешь, и сказать, что ты нам очень нужен

- Кирилл Сиэтлов.

— Расскажите что-нибудь интересное, связанное с его приездом.

Дима: Было сложно ему объяснить, что делает мертвый человек на Красной площади.

Никита: Еще мы долго не могли ему объяснить, что такое облепиха. Он подошел, увидел сок из облепихи и говорит: «Что это такое?». Мы не можем понять, как перевести. И мы нашли в интернете - «sea buckthorn» - объяснили ему. В какой-то момент я спросил, как ему это на вкус. И он такой: «М-м, это похоже на манго». В итоге он пил сок из облепихи, потом он пил чай с облехой перед отлетом, и он, наверное, сделал три поста у себя в Инстаграме и Фейсбуке в стиле: «Ох, еб*ть, это же облепиха!», «Кто-нибудь объяснит, что такое облепиха?».

Дима: Так и написано было — еб*ть, облепиха.


Полина: В общем, за эту поездку он выучил два слова: «спасибо» и... «облепиха» =)


Проект GoStandUp.ru выражает благодарность всем участникам интервью за интересный разговор.

Оставить месседж:

Чтобы писать комментарии